Пять больших перемен в воспитании за 10 лет

 Фраза о необходимости обновлений в системе образования, а равно и в воспитании детей, звучит так часто, что даже назвать её общим местом значило бы произнести банальность. Но как и любое заклинание, если его повторить миллион раз, она даёт определённые результаты. В сегодняшнем выпуске блога Ассоциации репетиторов оглядываемся назад и замечаем изменения, которые произошли за последние десять лет. 

Будущее в прошедшем

Скорость, с которой мы живём сегодня в больших городах, ошеломляет. На единицу времени приходится в разы больше событий, чем ещё пятьдесят лет назад — возможно, поэтому нам так нравится зачитываться литературой из прошлого, в которой люди неспешно передвигаются из пункта А в пункт B. Вместе с тем модель воспитания и образования меняется далеко не так прытко, как технологии: многие взгляды мы по-прежнему заимствуем у наших бабушек и дедушек, не подвергая их критическому анализу. 

«Конечно, вопрос, как и чему учить детей, постоянно мучит родителей», — делится Анастасия Михайловна, выпускница Санкт-Петербургского Института Гештальта.

«Я регулярно слышу этот вопрос от родителей, притом как от родителей детей дошкольного возраста, так и от тех, чьи дети уже подростки. Отчасти этот вопрос проистекает из нежелания взваливать на ребёнка то, что ему не нужно и неинтересно (а многое из того, что объясняют в школе — не по сути, но по форме — ровно из этой категории). 

Не берусь давать прогнозы, изменятся ли способы преподавания и фокус школьного образования в ближайшее время, но мне кажется важным уже то, что мы стали активно этим интересоваться. Частные школы и популярность репетиторов, преподающих по авторским методикам, кажется мне добрым знаком. А ещё куда более важным сигналом кажется мне то, насколько сильно меняется подход ко многим проблемам, которые ещё десять лет назад были практически табуированными темами, о которых не принято говорить на публике». 

Смена парадигмы

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/dianelipgens/2596512787/sizes/l

Пункт первый: инклюзия

Для «особенных детей», как предпочитают называть их специалисты по работе с детьми, страдающими различными расстройствами аутического спектра, раньше не было места не только в школе, но и в общественном сознании. Такие дети были как бы невидимками. Благодаря деятельности отдельных энтузиастов и организаций (в частности, «Центра проблем аутизма» во главе с Екатериной Мень) детям с аутическими расстройствами сегодня можно посещать школы на равных правах с другими детьми.  

Для многих родителей это крайне непростая тема, провоцирующая множество вопросов, а с ними — и появление материалов вроде «6 злых вопросов про инклюзию в школе».

«Для России инклюзия — ещё новое явление, и поэтому мне лично вполне понятно, почему вокруг него столько не всегда приятного шума. Для нас идея, что дети, требующие особого подхода, могут учиться в школах с детьми, которым этот подход не требуется, — радикально новая. Но к счастью, любое, даже самое радикальное новшество, довольно быстро становится нормой. И я очень надеюсь, что именно так будет с инклюзией», — говорит Анастасия Михайловна

Пункт второй: ребёнок — личность 

Литература для родителей, которую можно было отыскать в России, долгое время состояла из Спока, Макаренко и тому подобных авторов. Лишь в 90-е на авансцену вышло другое родительство, про которое до тех пор негде было прочесть, — с ребёнком-личностью и воспитанием, которое было призвано не формировать, а прислушиваться и договариваться. 

Без экстремальных практик, конечно, не обошлось — «природное родительство» зачастую приобретало странные формы полной вседозволенности и попустительства. Однако ни одна смена парадигмы не происходит без перегибов на местах — и в конечном счёте так оно и вышло: да, отдельные родители относятся к детям как к божествам, которым можно всё. Зато самая фигура ребёнка была здорово переосмыслена: стало очевидно, что это личность, и у каждой личности свои потребности, ритмы, особенности и интересы. 

Смена парадигмы

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/philocycler/29453957312/sizes/l

А демаргинализация профессии психотерапевта — и, как следствие, массовое к ним обращение — поспособствовала тому, чтобы будущие родители увидели, как сильно их влияние на будущих детей и как по возможности их не травмировать. 

Всё это если и не превращает каждого второго ребёнка в гения, то во всяком случае позволяет нам в большинстве своём осознать необходимость нежного друг к другу отношения — и с детства приучить себя к соответствующему поведению (как к детям, так и ко взрослым сверстникам). 

Пункт третий: толерантность ко многому 

Можно считать это следствием эпохи интернета, или следствием того, что людей стало очень много, или ещё чем угодно, — но факт остаётся фактом: новое поколение растёт существенно терпимее к тем вещам, которые ещё поколению их родителей казались бы неоднозначными или требующими резкой оценки здесь и сейчас. Та же история с инклюзией подтверждает этот тезис: на просторах сети можно встретить множество рассказов о том, как новообретённые одноклассники начинали помогать новенькому «с особенностями».

Современная детская литература отважилась говорить с детьми на многие темы, на которые не рискнули бы говорить родители, — как и современные мультфильмы. Герои сегодняшнего «детского» разговаривают о том, что детей можно усыновить, о том, что родители могут расставаться, — и о том, что люди бывают очень разными. В детских книгах начала 80-х типа «Звёзды алые горят» в наставническом тоне  рассказывались истории о том, как важны доброта, дружба, справедливость и, что немаловажно, бережное отношение к материальным благам. Так вот, терпимость и желание понять (вместо бездумного «нет!») — это новые доброта, дружба и справедливость. 

Смена парадигмы

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/autom4tica/4456627243/sizes/l

Пункт четвёртый: онлайн-обучение — тоже обучение

Совместными усилиями сервисов типа Coursera и Khan Academy онлайн-курсы перешли из разряда «странное развлечение для гиков» в «общедоступный полезный обучающий ресурс». 

Странно было бы даже пытаться утверждать, что онлайн-обучение — бесполезная вещь: огромное количество курсов в том числе для взрослых как нельзя удобнее проходить онлайн — взять хотя бы тренажёры для сдачи экзамена по вождению. 

Онлайн-обучение, среди прочего, делает возможным и дистанционное репетиторство — настоящее подспорье для тех, у кого нет возможности по той или иной причине часто выходить из дома (подробнее о дистанционном обучении — в этом материале нашего блога). 

Дистанционное обучение требует освоения новых подходов, а это, в свою очередь, подстёгивает преподавателей ко всё новым методам в своём арсенале. И то, что в скором будущем подготовка преподавателей будет включать в том числе и методы онлайн-обучения, представляется вполне логичным — в той же степени, что и включение онлайн-курсов для школьников. 

Смена парадигмы

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/cndb/31014186758/sizes/l

Пункт пятый: меньше общения со сверстниками

Это последний и самый грустный пункт нашего списка. Реальность меняется в очень разных направлениях — и не всегда эти направления тёплые и ламповые. Сокращение общения в пользу виртуального  — примета времени. То, как рано (и как уверенно) в детских руках поселяется планшет или другое устройство, тоже не способствует активному установлению социальных связей. 

На первый взгляд это не кажется чем-то “плохим”: да, дети становятся более сосредоточенными на себе и не стремятся знакомиться со всеми подряд, что тут такого? 

Ответ очень красноречиво прописан в колонке Марии Владимировны Осориной, кандидата психологических наук. Мария рассказывает о том, как постепенно утрачивался навык прыжков через скакалку у учеников школ — и какими плачевными оказались результаты эксперимента по научению современных школьников этой нехитрой игре. 

«Школьных учительниц глубоко поразило то, что в прыганье через скакалку не просто тренируются ноги, как они наивно-материалистически думали прежде, а раскрывается и развивается еще и совершенно другая, гораздо более важная психологическая тема – навыки установления контакта и взаимодействия. Выяснилось, что ситуация «двое крутят – один скачет» является отличной тренинговой моделью, позволяющей в игровой форме проработать целый пласт коммуникативных умений, крайне необходимых практически во всех социальных ситуациях, с которыми будет сталкиваться взрослеющий ребенок». 

Смена парадигмы

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/willgphotography/9615229258/sizes/l

Иными словами, за «простым» взаимодействием на школьном дворе (или на любом другом дворе) скрывается социальный тренажёр, а полученные на нём навыки крайне необходимы для использования в будущем. И то, что тренировка этих навыков мало-помалу сходит на нет, не может не тревожить. 

 

Заглавная картинка — отсюда:  https://www.flickr.com/photos/52845013@N00/21436770/sizes/l

Мудрая сова 05 августа